Издательство Онлайн

skype: bookexpert info@bookexpert.org

Книга, которую стоит прочитать. Рецензия на книгу «Луганский разлом»

11022016974

Совсем недавно увидела свет книга Сергея Сакадынского «Луганский разлом» – плод размышлений автора о происходящих сейчас в Украине и вокруг нее событиях. Книга вне сомнений займет достойное место в истории как луганского политикума, так и среди публицистических работ наших земляков.

1. НЕЛИРИЧЕСКОЕ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ, которое спешащий по своим делам читатель вполне может пропустить

Для начала позволю себе некоторые вроде бы отстраненные размышления об индивидуальном восприятии исторических событий.

Общеизвестно, что любое историческое событие может и восприниматься, и уж тем более толковаться по-разному. Более того, так называемого «объективного взгляда» на историю не существует и в принципе существовать не может.

Воспользовавшись простейшими графическими построениями, попробуем доказать этот тезис (см. прилагаемый рисунок).

10419540_256885351313168_6913553272589433561_n

С точки зрения современной физики, «прошлое» и «будущее» иногда представляют в виде неких условных конусов, состыкованных только своими вершинами, в точке, которая и является нашим «настоящим».

Предположим, что у нас есть два наблюдателя – А и Б. Допустим, что в прошлом эти А и Б (на рисунке в «конусе прошлого» они обозначены как А’ и Б’) увидели простейшую геометрическую фигуру – цилиндр. Пусть А увидит цилиндр сверху, а Б – сбоку. Тогда для А цилиндр будет иметь вид круга, а для Б – прямоугольника.

Увидев цилиндр, А и Б продолжают двигаться по своему жизненному пути, который на нашем рисунке изображен волнистыми линиями (обычно эти «жизненные пути» А и Б называют «мировой линией А» и «мировой линией Б»).

В настоящем, в точке, где вершина «конуса прошлого» касается вершины «конуса будущего», А и Б встретились и решили рассказать друг другу о том, что они видели. Наблюдатель А расскажет, что видел круг. Наблюдатель Б скажет, что видел прямоугольник. Они могут до хрипоты спорить, чей вариант увиденного является «правильным», «объективным» и «реальным», но к общему знаменателю никогда не придут. Так и любое событие в истории, — которое много сложнее простейшей геометрической фигуры, — может толковаться двумя наблюдателями по-разному, даже с диаметрально противоположных позиций, но вряд ли когда-нибудь будет названо «однозначно объективным» или «стопроцентно верным».

Мне возразят, что в нашем случае на цилиндр наблюдатели А и Б могут посмотреть не сверху и не сбоку, а несколько под углом: тогда, дескать, можно будет однозначно утверждать, что оба видели именно цилиндр.
Но и в этом случае мнения А и Б об увиденном могут существенно разниться. Ведь до точек А’ и Б’ в “конусе прошлого”, в котором наши наблюдатели увидели цилиндр, у А и Б был свой жизненный путь (своя «мировая линия»). То есть, как наблюдатели они сформировались независимо друг от друга и имеют каждый свой жизненный опыт. И после увиденного, вплоть до встречи в точке «настоящее», у них была своя собственная жизнь, свое собственное переосмысление увиденного. Поэтому в точке «настоящее» оба наших наблюдателя расскажут об увиденном цилиндре все же по-разному. Может быть, их рассказы будет чуть-чуть различаться, а может быть, оба рассказа будут совершенно отличны друг от друга. И это даже для описания простейшей геометрической фигуры!

А что уж говорить об описании реальных исторических событий! Разумеется, два наблюдателя опишут одно и то же событие совершенно иначе.

Можно даже провести такой опыт. Дайте двум вашим друзьям одинаковые фотографии какого-нибудь события – например, митинга (то есть «жестко зафиксированный образ исторического события»), и попросите независимо друг от друга рассказать о том, что они увидели. Рассказы будут различны по своему содержанию. Кто-то обратит внимание на выражение лиц и цвет флагов, а кто-то на одежду людей и местность, на которой они находятся.

Именно в силу сказанного выше и будем полагать, что «объективного взгляда» на исторические события не существует. Каждый человек – каждый наблюдатель – видит окружающий мир по-разному. Это тем более верно, если учесть, что мы все не бесчувственные наблюдатели, а живые люди со своим жизненным опытом, убеждениями, страхами и принципами.

Исходя из этого вывода, будем подходить и к оценке любой статьи или книги, написанной о событиях в Украине и в частности на Луганщине периода с ноября 2013 года и по настоящее время. Именно поэтому книги, например, Валентина Торбы “Я – свідок” и Сергея Сакадынского “Луганский разлом” не могут оказаться одинаковым взглядом на “луганские события” — потому что писали их разные люди, у которых свой собственный взгляд на происшедшее и происходящее.

2. СОБСТВЕННО О КНИГЕ «ЛУГАНСКИЙ РАЗЛОМ» (наконец-то!!!)

Прежде всего, стоит отметить, что книга Сергея Сакадынского «Луганский разлом» – это действительно авторская работа, а не вытащенная из интернета сборная солянка из чьих-то мнений и обрывков чьих-то статей. Книга стала закономерным итогом заметок, начатых Сергеем Сакадынским осенью 2014 года, и собственно всего процесса написания, длившегося почти год и завершившегося в первые месяцы 2016 года.

Книга не является неким сборником пропагандистских текстов, а является попыткой автора «восстановить полную, детальную хронологию событий и причинно-следственные связи между ними». Сергей Сакадынский взялся в своей работе «описать ситуацию изнутри, с позиции непостороннего наблюдателя». Автор уже в первых строках подчеркивает, что «Луганский разлом» «противоречит канонам официальной пропаганды». Сергей Сакадынский сразу же сообщает читателям, что пишет «только о том, что видел сам», фокусируясь «именно на событиях в Луганске», и именно поэтому «масштабной панорамы политического и военного конфликта» в его книге нет.

Временные рамки книги – «события от первых митингов луганского Евромайдана до конца 2014 года». Это «рассказ от первого лица о катастрофе, разразившейся в мирном городе над Луганью».
Текст книги разбит на шесть частей.

Первая часть, названная «Город, которого больше нет», по существу является описанием самого объекта исследования – Луганска. В ней автор останавливается на некоторых характерных чертах внешнего облика нашего города, коротко рассказывает об его истории, сопровождая описываемые исторические событиями своими личными комментариями и размышлениями. Автор откровенно пишет о проблемах Луганска, о становлении его политических элит и гражданского общества, начиная с «постперестроечного» периода и вплоть до наших дней. Оценки автора откровенны, местами даже резки и очень жестки. Разумеется, с некоторыми из них хочется спорить – и в этом тоже ценность книги, поскольку она в буквальном смысле подталкивает читателя к мысленному диалогу с автором. В целом первая часть книги – это те самые «начальные условия», с которых и стартуют события 2013 – 2015 годов и без которых настоящий анализ просто невозможен.

Вторая часть — «Эхо Майдана» – по времени охватывает отрезок с ноября 2013 года по конец февраля 2014 года. Автор внимательно следит за развитием событий в Луганске, делится с читателем своими размышлениями и выводами. В тексте есть и мнение собственно Сергея Сакадынского и цитирование высказываний Дениса Денищенко, Алексея Кормилецкого, Ирины Магрицкой, Георгия Пригебы и многих других сторонников и оппонентов Майдана. Кроме того, автор использует очень интересный прием – воспроизводит диалоги со своими друзьями, которые, как правило, от «высокой политики» далеки, но поскольку живут в информационно-прозрачном мире так или иначе вынуждены давать оценки происходящим в обществе событиям. Диалоги хорошо вписываются в добротный публицистический текст, что придает книге дополнительный колорит.

«Русская весна» – третья часть книги — охватывает события от начала марта и до первых чисел апреля 2014 года. Митинги, луганский Майдан и луганский Антимайдан, действия и бездействие исполнительной власти в Киеве и в Луганске, громкие заявления политических деятелей и депутатских сессий – все это отражено на страницах книги и сопровождается авторскими размышлениями и комментариями – иногда весьма точными, а иногда и весьма спорными. И снова, читая книгу, втягиваешься в осмысление событий и внутренний диалог с автором.

Четвертая часть «Луганского разлома» называется «Время референдумов». Описаны, в основном, события в Луганске и Луганской области, начиная с апреля и по 2 июня 2014 года. Хотя по ходу повествования автор делает экскурс, как и в историю референдумов в Украине в минувшие годы, так и достаточно подробно анализирует протекание и итоги уже подзабытого многими «предварительного» мартовского референдума 2014 года. И, конечно же, автор делится с читателем своими наблюдениями за процессами, предшествовавшими референдуму 11 мая 2014 года, анализирует предпосылки и общественно-политические итоги этого события. Есть в этой части и уже традиционные «диалоги с друзьями», и использование некоторых исторических аналогий для анализа событий нынешних дней.

Страшные события июля и августа 2014 года в Луганске нашли свое отражение в пятой части книги. «Огонь и вода» – город под артиллерийско-минометным огнем, при многонедельном отсутствии воды и электричества. И снова автор весьма откровенен с читателем, и снова хочется читать запоем, соглашаться и спорить, доказывать и опровергать. Вот в этом умении автора с помощью публицистического текста держать читателей в постоянном напряжении мысли проявляется писательский талант Сергея Сакадынского.
Арест, пытки, несколько месяцев в «самодельной тюрьме»… Шестая часть книги озаглавлена «Медные трубы». Почему «медные трубы»? В пыточных делах новосозданного концлагеря узников иногда «учили уму-разуму» обрезками труб. Можно ли выжить в аду? Автор выжил, осмыслил пережитое и теперь делится своими ощущениями и выводами с читателем.

В завершении книги автором приведена подробная хронология событий 2013 – 2015 годов — как в масштабе Украины и мира в целом, так и собственно в Луганске.

Стоит отметить, что книга вне всяких сомнений удалась. Удалась не в том смысле, что расставляет безапелляционные точки над всем массивом букв «I», связанных с событиями минувших двух с половиной лет, а в том плане, что дает читателю возможность размышлять, оценивать события самостоятельно и вступать в сладостный и увлекательный мысленный диалог с автором. К сожалению, если вести речь не о статьях в прессе и в интернете, вот так, талантливо и умело, это удалось сделать только Валентину Торбе в его книге “Я – свідок», вышедшей осенью минувшего года, и вот теперь Сергею Сакадынскому в его «Луганском разломе». Впрочем, вполне возможно, что есть и другие книги, которые автор этой статьи еще просто не читал…

Скачать книгу Сергея Сакадынского «Луганский разлом» на сайте BookExpert

3. ИТОГИ И МАЛЕНЬКОЕ ОПТИМИСТИЧЕСКОЕ ПОЖЕЛАНИЕ

Наверняка найдется множество читателей книги Сергея Сакадынского, которые не согласятся со сделанными выше выводами. И это очень хорошо. Ведь самое страшное – это единомыслие. Чем больше будет мнений и оценок, тем лучше. Автор настоящей статьи с удовольствием ознакомится с ними.

Кроме того, упреждая возможные вопросы читателей этой статьи, автор сознается, что намеренно ушел в тексте от обсуждения тем, которые с его, авторской, точки зрения являются спорными в книге Сергея Сакадынского. Признаюсь, что сделал это намеренно – дабы не лишать будущих читателей книги всей сладостности мысленного диалога с ее автором.

Кстати, если кому-то из читателей захочется поделиться своими воспоминаниями об истории Луганска и Луганщины, – и не только в контексте нынешних событий, — они найдут в лице автора настоящей статьи самого благодарного читателя. Ведь какая это прелесть читать книги Феликса Горелика, Ирины Магрицкой, Николая Песоцкого, Ларисы Заливной, Ивана Шмигельского и множества других авторов, делящихся своими воспоминаниями о новейшей истории нашего края!

Поэтому, господа и товарищи потенциальные авторы, пишите. Я терпеливо жду.

Сергей Чебаненко